Четверг, 20.02.2020, 14:09Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Поиск

Календарь

«  Февраль 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Шампаны

Инкерман. Гора Шампаны.




    Гора Шампаны в Инкермане...      
    Когда то это были каменоломни.  Камень здесь добывали ещё в античные времена...    
    Перед Великой Отечественной войной в штольнях находились склады Инкерманского винзавода.  Во время войны катакомбы были превращены в подземный город-крепость.  Здесь делали оружие, шили обмундирование, учились, жили.  Отсюда наносили удары по врагу.  29 июня 1942 года, при подходе немецких войск, по приказу Советского командования крепость была взорвана...


ШАМПАНЫ (спецкомбинат №2)


   Вступление:

   Долго решал - стоит освещать данный объект в Инете или нет... Все-таки решился. Хочется, что бы данное описание объекта послужило своего рода предупреждением  - 
В "ШАМПАНЫ" СОВАТЬСЯ НЕ СТОИТ!!!
   Конечно, у кого промеж ушей отсутствует некая специфическая субстанция, тот может туда пойти. Но я искренне не рекомендую... На моем веку не проходило года, что бы в "Шампанах" не взрывалось и не оставалось там на веки по 12-15 человек. Были и такие случаи, когда знакомые находили примерное место гибели "любителей военных штучек" только по веревке, которая пропадала под свежим обвалом. Один раз подросток попытался пролезть в шкурник, где с успехом и застрял, с испугу заклинился еще крепче. Пока его приятели вызвали милицию, парнишка отек, доблестные опера рискуя жизнью перебросали несколько тонн камней, прежде, чем его удалось вызволить.
На сем свою тираду заканчиваю - у каждого своя голова.



   Историческая справка:

   Время создания Инкерманских штолен доподлинно не известно, но на французских снимках 1856 г. система штолен уже существует. Штольни образовались при добыче инкерманского камня, который добывался здесь с незапамятных времен. До ВОВ в них находился склад шампанских вин, откуда и взялось название "Шампаны".  Во время ВОВ в штольнях разместились склады боеприпасов, цеха по производству снарядов, мин и ручных гранат, ремонтные мастерские, швейные цеха, госпиталь на  3 000 коек, школы, детские сады и общежития, а так же многие другие военные объекты.
   При отступлении часть штолен была взорвана нашими войсками. Взрыв был такой мощности, что на противоположном берегу реки "Черной" переворачивались противотанковые пушки, от осколков камня погибло большое количество немцев, осколки камней долетели до ГРЭС.




   Из воспоминаний Александра Хамадан:

   "...В пещерах и штольнях разместился большой подземный город. Цехи заводов, всевозможные мастерские, базы и склады, детсады и телеграф. В маленьких пещерках — скромные коммунальные квартиры. Легкие фанерные стены делят пещеру на столовую, спальную, детскую... Своды здесь высоченные — хоть трехэтажные дома вкатывай в такую пещеру. От потолка до поверхности земли — толщина покрытия — 80 — 100 метров. Здесь делают мины, минометы, гранаты, ремонтируют пушки и танки, делают лопатки для саперов, ножницы и ножи для разведчиков, противотанковые и противопехотные мины, шьют зимнее и летнее обмундирование, обувь, белье. Здесь отдыхают и лечатся бойцы и командиры... В просторной, залитой электрическим светом пещере — детский сад. Стены украшены полотнищами, картинами; портреты Ленина и Сталина. Малыши сидят за низенькими столиками...
Сказочными огнями сверкают в огромных пещерах тысячи электрических лампочек. Мелодично жужжат швейные машины, растут горы рубах, ватников, шаровар... Перед вами гигантский зал с цементным чисто вымытым полом и высоченным потолком. Яркий электрический свет. Неровности каменных стен создают впечатление необычности, оригинальности. Вы видите стены, обильно украшенные картинами, лозунгами, плакатами. Отсюда можно пройти в два великолепно оборудованных операционных зала. Абсолютная чистота, поток света, тишина. Вы долго бродите по этому подземному дворцу: физиотерапевтический кабинет, соллюксы, зубоврачебный кабинет, перевязочные, душевые установки, водопровод (в пещерах!), изоляторы, похожие на комнаты первоклассной гостиницы. В палатах койки, застланные белоснежными простынями, столики; в изголовье цветы, веточки... "



   Из воспоминаний Натальи Николаевны Донец:


   Инкерманские штольни — это большом подземный город, который укрывает потолок толщиной метров 70.  В далекие времена здесь добывали камень, из которого строили дворцы и жилые кварталы в Риме, Афинах, Константинополе.  Из него строился и сам Севастополь.  В этой штольне будет ваша школа.
   Школа представляла собой углубление метров 50.  В обе стороны от него ответвлялись галереи: налево — медсанбат, направо — спецкомбинат-2, швейная фабрика.  Напротив — вход в другую штольню — к спецкомбинату-1.  Там размещались склады с оружием, там же его и изготовляли.  Здесь же функционировал и детский садик.
   Подземная школа создавалась всеми подручными средствами.  Классы отгородили фанерой, перенести все, что могло быть партой и стулом.  Трудились не жалея сил и молодые, и пожилые учителя -  Н.И.Нелепова, Ф.М.Тараленко, Е.Г.Пирогова. А.И.Бухарин, Н.Н Березовская.   Проходы между классами назвали, как улицы: Большая Морская, Севастопольская, Нахимова...
Это были очень трудные дни.  Вентиляционные люки постоянно забивались землей, щебнем, песком.  Было трудно дышать.  Была разбомблена водокачка.  К Черной речке за водой пробирались, рискуя жизнью.
   — Как вы смотрите, Наталья Николаевна, если разрешить поить детей водой, разбавленной шампанским? — обратился к заведующей гороно Степанченко на очередном заседании горсовета — перед войной в штольнях была заложена большая партия.
   — Взрослым это не повредит, и бинты стерилизовать им можно, но дети...
Но учителя решились. Особенно тяжко было смотреть на новорожденных: каши — на шампанском, мыли шампанским...
   В нише штольни жила еще и коровка по кличке Звездочка.  Никто не знал, как она попала сюда.  Звездочка ежедневно давала несколько литров молока.  Но этого целительного напитка выделяли по полстакана раненым.  А если что оставалось — самым ослабленным детям.  Никогда не забудет Наталья Николаевна и малышей этой осажденной крепости.  Их головки, склоненные над низкими столиками, врезались в сердце.  Вот они рисуют солнце, которое уже почти позабыли, цветок, пчелку, яблоко...
   Всего в подземном городе училось около 3 000 детей.  В конце мая 1942 года, накануне третьего штурма Севастополя, во всех школах были выданы табеля.




    Итак, "Шампаны"... Прошли десятилетия, но по сей день это слово будоражит умы севастопольских мальчишек, нет, не ассоциацией с знаменитым алкогольным напитком, а своей тайной, опасностью, экстримом, как модно сейчас выражаться, и возможностью раздобыть военные трофеи. Большей частью прельщает, конечно, "эхо войны".
   Многие журналисты пишут, что мальчишки по заказу ОПГ (организованных преступных группировок) занимаются там добычей тола. Возможно, в начале девяностых, когда творился всесоюзный бардак, оно так и было, но теперь взрывать не модно - все бандюки стали крутыми коммерсантами, а им проще купить взрывчатку у доблестных защитников Родины. Но факт остается фактом - выплавляют тол и по сей день, причем прямо под землей. Мы, исследуя данный объект, частенько находили свежие кострища. Народ, занимающийся этим промыслом, совсем безбашенный - на открытом огне расплавляют припой, на котором фиксируется чехол (или как он там называется) детонатора, затем его откручивают и выплавляют из боеголовки содержимое.
   Но, собственно говоря - о "Шампанах": когда Вы подъезжаете к Севастополю со стороны Симферополя, то за Инкерманом Вам открывается зрелище каменного глыб на месте Инкерманских каменоломен. На горе виднеется одинокая антенная мачта (раньше было две - одну уже украли), остатки заграждения из колючей проволоки. Сверху вся гора покрыта провалами и глыбами камней, имеются огромные каменные блоки, отколовшиеся от монолита и нависающие над балкой. То, что наблюдается снаружи, не идет ни в какое сравнение с тем, что твориться внутри...
   Внутри хаос из каменных глыб и пыли (без фильтра для дыхания, типа строительной маски, Вы еще неделю будете отплевываться пылью осевшей в ваших легких). Внутри, большей частью, можно передвигаться только ползком. Даже людям, имеющим среднюю комплекцию, трудно проникнуть в большую часть проходов - сплошные шкурники, хотя глубже есть и довольно просторные залы. Каждый шаг череват неминуемой гибелью - в любой момент может случиться обвал от случайно задетого камешка, или произойти взрыв от потревоженных боеприпасов. Заблудиться так же очень легко - вылез из шкурника, осмотрелся... и уже не можешь понять через какую дыру ты сюда попал. Подземелья многоуровневые, неподдающиеся ни какой систематизации. Всюду "добытчиками", а если их назвать своим именем - мародерами, оставлены всевозможные метки, во всех направлениях протянуты нитки, лески, бечевки и магнитофонные ленты, которые служили своим владельцам ориентирами для обратной дороги, батарейки, роба, бутылки с фитилями. Кстати, был такой случай, когда один подросток сгорел заживо - пробираясь через шкурник опрокинул на себя импровизированный светильник, сделанный из бутылки и фитиля. В верхней части лабиринтов встречаются метки КСС (контрольно спасательной службы). В одном из залов, где наиболее активно производилась выплавка тола, горы снарядов (уже опустошенных) и боеголовок, на камне КССниками оставлена надпись в стиле лучших традиций - "Проведение мародерских работ запрещено!". О том, что добыча взрывчатки производится и по сей день, свидетельствуют свежие кострища, а так же то, что при первой вылазке в данный объект, мы обнаружили внутри кайло и монтировку, через неделю их на месте не оказалось... В начале одного из входов лежат сумка и рюкзак (вполне цивильные), лежат уже несколько месяцев... Где их владельцы неизвестно. Возможно они уже пополнили списки пропавших без вести... Недалеко от одного из входов имеется реликвия, о которой с детства знают все севастопольские пацаны - придавленная каменной глыбой полуторка, из-под завала виднеется только задний мост с рессорами. Ну, а по слухам там целые автомашины, набитые доверху боеприпасами и обмундированием..., мол даже неповрежденные легковушки попадаются. Не знаю - мы не находили. Так же поговаривают, что извлекали из "Шампан" вина довоенного производства, но и со спиртным нам не повезло.
   Больше всего мы хотели проверить информацию о подземном госпитале, который там располагался: отечественные источники утверждают, что все раненные были эвакуированы, немецкие же говорят о том, что в недрах остались погребены порядка 2 000 - 2 500 наших воинов.  К великому сожалению мы не располагаем информацией в каких именно штольнях находились арсеналы, цеха, а в каких госпиталь, детсады, жилые помещения...





   Провели еще парочку вылазок на данный объект, с нами пошел доблестный корреспондент "Комсомольской правды" Дмитрий Киселев, который любезно предоставил нам произведенные им фотографии. "Движение" там идет полным ходом: появляются новые метки и веревочки. Нашли еще несколько плавилен мародеров, у них, кстати, новый бизнес - вскрывают цинки с крупнокалиберными бронебойными патронами, из патронов вытаскивают пули, а латунные гильзы забирают для сдачи на цветняк... Интересно, во сколько хохлобаксов они оценивают свои жизни?
Под огромадной плитой нашли останки еще одной полуторки. Под плитой виден задний мост с двумя спаренными колесами, резина практически нулевая. Жаль, что на наш диггермобиль не подойдет.
   В глубине массива дошли до части штолен, которые практически не пострадали от взрыва. Нашли тоннель ведущий вглубь горы, из него выходит большое количество труб, которые переплело взрывом, на трубах лежит большая авиационная бомба  и большое количество мелких. Под ногами так же куча снарядов, валяется огромный маховик по краю которого расположена латунная крыльчатка. мы подозреваем, что трубы ведут к компрессорной станции. На трубах толстый слой разломанной мебели, очевидно парт, видимо здесь располагалась одна из школ. Кстати, это единственное место, где мы обнаружили "следы жизни". Под трубами мародеры активно ведут раскопки в сторону не взорванных штолен. Для этой цели они протащили сюда лопаты, ведра и кайло.
   В одном из залов на плите мирно лежит снаряженная граната Ф-1 с обломанным запалом. Страшно представить если ее кто то заденет - мало того, что разлет осколков у такой гранаты 250 метров, а ведь еще наверняка сдетонируют снаряды и бомбы...
   Вышел у нас и конфуз с взрывоопасной дрянью... При подъеме через шкурник с 45-ти градусным уклоном под руку случайно попалась рукоять от гранаты РГД старого образца с взведенным запалом, чека у которой весьма ржавая..., пришлось аккуратненько ее убирать в сторону.
   Увы, госпиталь и другие жилые помещения мы так и не нашли... Будем искать.




   Последняя вылазка в "Шампаны"


(других больше не будет)

   Часть первая - Медведкин

   Все начиналось как обычно, в меру крутой подъемчик несколько входов, причем тупиковых. Нельзя сказать, что ни что не предвещало беды.  Перед заходом в патронную шкляву.  Пролетела ворона, громко каркнув, на которую я смачно выругался - «Не каркай дура!» .
   Занырнув внутрь шклявы сразу же стало видно, что ходик, достаточно посещаемый это успокоило и притупило бдительность...  После прохождения шкурника и спуска в низ в один из залов. У sevdig-а (он же Атаманов) сработало устройство расположенное чуть ниже спины и предчувствует надвигающуюся опасность, и мы, не дойдя до конца, начали выбираться. Чувство тревоги напрочь отсутствовало. Летчика как новичка попустили вперед, пыхтя и кряхтя Летчик потихоньку пробирался сквозь поворотный шкурник, наконец выбравшись, Летчик сказал, что я могу лезть. Когда моя голова вышла в проход из шкурника и смог ее развернуть для того что бы посмотреть, где находится Летчик, я разглядел полоску света, пробивавшуюся из отверстия вверху и ноги Летчика, которые стояли на ступеньке, что означало, что голова Летчика уже находилась на поверхности. Именно в этот момент в голове мелькнула мысль уже есть кому бежать за помощью . Дальнейшие события были спрессованы в несколько мгновений. За спиной в глубине шкурника я услышал звук осыпаемого грунта, который постепенно нарастал в течении примерно 2-х секунд. После чего за спиной раздался грохот, который я не забуду никогда. Около 2-3 кубометров грунта вперемешку с камнями рухнуло между мной и sevdig-ом. Фонарь, светивший мне вслед, моментально погас оттого, что между мной и sevdig-ом было около трех метров заполненных каменной массой. В момент обвала на мои ноги рухнула часть просевшего грунта, до пояса засыпав меня. То, что я в момент обвала прошмыгнул в шкурнике примерно на метр, я осознал гораздо позже. В наступившей тишине в всерьез пахнуло смертью, ощущеньице, я вам скажу не из приятных. За эти считанные мгновенья в голове промелькнуло множество мыслей, но собрать их сейчас в кучу и изложить на бумагу вряд ли смогу.
   Как это не странно, состояние паники или животного страха не присутствовало, очевидно, помогла изрядная доза адреналина, хлынувшая в кровь. Первое что я сделал еще, не особо осознавая, что же произошло, что есть мочи, заорал жив ли sevdig. Получив утвердительный ответ, я попытался выбраться. Летчик при этом начал спускаться обратно в шкляву и попытался оказать мне помощь, чему собственно я был бы очень рад, однако, когда я посмотрел на то, на чем он стоит, у меня буквально оборвалось сердце, он стоял на кромке еще не обвалившейся массы, которая подпирала несколько крупных глыб. С помощью громкого голоса и русского мата я выгнал Летчика на поверхность. Не знаю, сколько по времени я выбирался из под завала, думаю минут 20-30, когда смог стать на ноги, я окинул взглядом образовавшийся после обвала зал. Из под завала пробивался свет фонаря sevdig-а слышно его было неплохо. После оценки ситуации и недолгих переговоров было принято решение не пытаться разбирать завал самостоятельно, Летчик был отправлен за помощью. Я стоял между входом в обвалившийся шкурник и завалом единственный путь наверх лежал, через кромку, с которой я матом согнал Летчика. Именно по ней я прошел к выходу, примерно на середине пути под моими ногами начал обваливаться грунт и засыпать и без того приличный завал. Мне удалось зацепиться за край выхода и выбраться на поверхность. Связь с sevdig-ом поддерживалась, после повторного обвала уже сложнее, звук пробивался слабее, однако, докричаться было можно.
   Примерно через час пришел ошалелый от событий Летчик, вместе с представителем МЧС, ну а дальше читайте прессу.



   Часть вторая - Атаманов

   В теплый, даже можно сказать жаркий весенний денек мы в группе из трех человек отправились осмотреть новые, ранее не посещенные нами входы в «Шампаны».  Попробовали пробраться в несколько входов, но те оказались или тупиковыми, или со столь узкими «шкурниками», что мы не смогли пролезть…
   Очередным объектом для исследователей оказалась «патронная яма».  Если верить байкам, то именно из нее извлекали огромное количество цинков с патронами.  Вход представляет собой (вернее представлял) вертикальный лаз, ниже два достаточно узких шкурника, узенькое отверстие между трех плит и вертикалка где-то на 2 метра.  Дальше идет небольшой зал, шкурники и многометровый спуск в огромный зал.  Мы дошли до спуска в зал, но, поскольку, у нас с собой не было спелеологического оборудования, а подвешенная веревка не вызвала доверия, я предложил поворачивать назад.  Первым через отверстие, расположенное над 2-х метровой плитой, поднялся Летчик, за ним Медведкин, который помог мне взобраться наверх.  Летчик поднялся уже практически на поверхность, когда раздался звук обвала…
   На меня хлынул поток камней и грунта, каким то чудом удалось втиснуться в малюсенький закуток.  Большая часть обвала прошла в отверстие, меня лишь слегка побило камнями.  Сверху раздались приглушенные крики, самыми различимыми были родные непечатные русские слова, затем раздался крик Медведкина – «Ты живой?!!!».  Меня успокоило то, что на поверхности уже есть люди (на тот момент я не знал, что Медведкина завалило по пояс).  Осмотревшись, я пришел в ужас – тот закуток, в котором я спрятался от овала, был малюсенькой нишей в смеси камней и грунта, и мог обвалиться в любой момент.  Взяв налобник в руку, я продолжил осмотр – вверху, между большими валунами, слегка пробивался свет от фонаря Медведкина.  Как будто предвидя дальнейшие события мелькнула мысль – если будет еще обвал, то меня попросту засыпит, а если спущусь вниз, то один из валунов намертво запечатает отверстие. В следующий момент раздался грохот второго обвала, повинуясь животному инстинкту я нырнул в узенькое отверстие над двухметровой глыбой. Как удалось приземлиться на острые камни с двухметровой высоты и при этом ничего не повредить я и сейчас не знаю.  С жутким грохотом часть овала продолжала ссыпаться в отверстие, через которое я только что проскочил…
   Затих звук обвала, сверху раздавались невнятные голоса, разобрать то, о чем мне пытались сообщить товарищи, было невозможно.  Некоторое время я был в замешательстве – самому разобрать завал невозможно, других выходов из данной системы нет, так же, как нет воды, теплых вещей и питания (ведь мы собирались обследовать только внешние части входов).  Мне повезло, что я успел спуститься в «пещерку», т.к. то место, где я сидел несколько секунд назад, было наглухо засыпано землей.  В пещерке я выбрал самое безопасное место, где меня не должны были достать камни от следующих обвалов, и начал строить из валунов «отбойник», что бы грунт и камни, которые будут лететь сверху, уходили в сторону.  Усевшись на камень, стал ждать…  Весьма быстро стал замерзать. Тяжелее всего было осознавать, что сам ничего сделать не можешь.  Обследовал все уголки пещерки, но не один из них не вел к поверхности…  Оставалось только ждать…
   Холод доставал все сильнее и сильнее, начало колотить, как припадочного.  Не помогали ни разминки, на напряжение мышц, камень, на котором я сидел, отнимал последнее тепло.  В одном из уголков пещеры я нашел ведерочко, сделанное из патронного цинка, и кусок арматуры.  Решив, что с помощью этого нехитрого приспособления можно будет подавать сигналы, когда не останется сил на крики, я уселся на цинк.
   Изредка сверху доносились невнятные крики – я не знал реальные это голоса или галлюцинации...  После холода, который сковал все мышцы, пришла вторая напасть – жажда.  Рот полон пыли, а сплюнуть нечем, хоть пальцем выковыривай образовавшийся во рту сгусток…  Хоть светодиодный фонарь и светит весьма долго, но батареи были не новые, а сколько ждать я не знал, поэтому выключил фонарь и остался в полной темноте.
   Я трясся от холода, а мысли жили, казалось, сами по себе: почему то вспоминались незавершенные дела, очень волновало, что заглохнет электронная переписка, т.к. друзья не знают паролей для E-Mailа.  Было обидно, что так и не купил старшему сыну давно обещанную карту памяти для плей-стейшена…  Одним словом – полный бред.
   Через некоторое время где то далеко вверху раздались звуки передвигаемых валунов, пришлось включить фонарь – что бы вовремя можно было спрятаться от грунта и камней, которые посыпятся вниз.  Звук постепенно приближался, сверху начали падать камни, с грохотом пролетая через спасительное отверстие…  Сколько это продолжалось трудно сказать – нервы были на пределе, каждый сход грунта радовал ожидаемым спасением, но и пугал – вдруг очередной валун закроет дыру, а уж тогда на спасение не придется рассчитывать.  Вдруг, среди потока мелькнул желтоватый луч фонаря!  Первой реакцией было немедленно броситься туда, но тогда очередной камень будет мой…  Я крикнул, что вижу свет, работы приостановились.  Спасатель сказал мне осмотреть прокопанный лаз изнутри.  Увиденное весьма смутило меня – среди камней, которые держатся только благодаря спрессованному грунту, образовался идущий под 45% шкурник, метров этак двух в высоту, проход в котором перекрыли несколько огромных валунов.  Было решено один из валунов сдвинуть, что бы я смог пробраться вверх.  Еще некоторое время ожидания, пугающие сходы грунта, и я осторожненько лезу вверх… Камни и грунт уходят подо мной вниз, ползут, пытаясь увлечь меня за собой, но спешить нельзя…
   Самое опасное место позади, в темноте бьют в глаза налобники спасателей, еще немного и я на поверхности!  Боже, как сладок запах озона и полевых цветов!  Странно, уже смеркается…
   Первым подходит Медведкин и с глупо-радостной рожей пожимает мне руку, вокруг куча народу – это мои спасители сотрудники севастопольского КСС.  От всей души благодарю их, если бы не они…  Даже подумать об этом страшно!
   Как оказалось я провел под землей порядка восьми часов.  А по моему ощущению не более 1.5 – 2 часов…  Один из спасателей предлагает флягу с реллаксирующими ста граммами, взяв флягу, вспоминаю, что я «за рулем».
   Вечером, уже отмывшись и переодевшись, мы едем на базу КСС отблагодарить моих спасителей.  Один из них мудро замечает – «Давайте еще встречаться, но уже на поверхности и при других обстоятельствах»…
Сердечная благодарность истинным профессионалам КСС и лично Петру Бояринцеву, братьям Вячеславу и Дмитрию Трофименко, Сергею Плотицына, Федору Патлаенко, Михаилу Ступко!!!

   - После всего пережитого искренне советую вам избегать изучения таких объектов, как «Шампаны».  Ни одна человеческая жизнь не стоит и толики тайн, которые скрывают пресловутые «Шампаны», тем паче, что в Севастополе масса не менее интересных подземных объектов.

   - Прошу прощения за столь длинный рассказ и полное отсутствие юмора.  Я пытался наиболее полно описать нашу ПОСЛЕДНЮЮ ВЫЛАЗКУ В «ШАМПАНЫ».
Продолжения не будет...


    (Текст - "Подземный Севастополь").


Программа "Искатели".


бесплатный счетчик
купить Apple iPad
Copyright Мой Крым © 2020 |